?

Log in

...он придумывает себе ЧЕСИ

По легенде, сюдя очень редко, но все же заглядывают люди, к мнению которых в интеллектуальном сообществе прислушиваются.

Так вот, идея с организацией в Воронеже Чемпионата Европы по Своей Игре, совмещенного с ЧРСИ, постепенно находит себе пока что сухие кости, которые позже могут обрасти мясом, а потом и, глядишь оживут.

Клюевой вопрос пока - будет ли спрос?

А то спроса нет, а концепция-то уже есть. 
Назовем это так. Возможно, это будет III ЧРСИ, возможно, какой-нибудь "Чемпионат Европы", возможно, еще что-нибудь. Кроме того, хотел бы сразу оговориться: всё, написанное в данном посте, не более, чем мои, Жени Ляпина, соображения. Это не позиция Оргкомитета, не позиция Воронежского клуба, просто мысли вслух.

Далее Женя с дофига умным видом рассуждает о том, как нам обустроить своякCollapse )

О Борхесе

Отставка предоставила мне некоторый резерв времени. Решил истратить часть его на чтение. С одной стороны, это должны быть авторы, не прочесть произведения которых было бы стыдно, а с другой - такие, которым я мог бы доверять. Надо признать, что пересечение этих двух множеств дает весьма узкую полоску, но на ней умещается, к примеру, Борхес.

Это мой второй приступ к Борхесу. В первый я прочел "Книгу вымышленных существ" и эссе о Данте, поскольку питаю слабость к Данте и вымышленным существам. В этот раз первым, до чего дотянулась рука на книжной полке, была "Всеобщая история бесчестья" с прибавлением "Истории вечности".

"Всеобщая история бесчестья", скажу вам, отличная штука. Очень увлекательная вещь. Правда, при её прочтении возникает чувство, что ещё в 30-е Борхес готовился к тому, чтобы стать слепым. Усеянный изумительными и сюжетно избыточными подробностями текст напоминает барельеф. У повествования вполне себе есть ландшафт, словно бы оно не прочитывается, а ощупывается. В тексте Борхеса есть что-то от географической карты, на которую, к примеру, гора наносится уже только потому, что она существует и уже в силу этого ею нельзя пренебречь. Коротко говоря, проза Борхеса в плане содержания является примерно тем же, что и шрифт Брайля в плане формы.

Мой интеллектуальный штурм "Истории вечности" позорно провалился. Иными словами, мне просто не хватило ума и эрудиции, чтобы это освоить. Хотя с удовольствием прочел филологические изыскания, изложенные в эссе о кёнингах и переводах "Тысячи и одной ночи". 

о Мандельштаме

В ночь со 2 на 3 января родился Осип Эмильевич Мандельштам.

Получилось так, что его личная трагедия послужила огромному обогащению культурной биографии города, в котором я живу. Когда бы ещё Анне, Россоши и селу Гремячье повезло бы оказаться в стихотворении поэта такой величины!

Кроме того, здесь, в Воронеже, было написано едва ли не самое значительное произведение Мандельштама и, наверно, одно из самых главных стихотворений в истории русской литературы - "Стихи о неизвестном солдате", словесном аналоге "Герники" Пикассо. Мир в этом произведении под воздействием совершенно бесстыдного насилия теряет свою гармонию и целостность, исходит трещинами и разваливается на куски. И в эти разлому соскальзывают все покровы культуры, цивилизации, религии, человечности и далее по списку. Осип Эмильевич переживал тогда пограничное душевное состояние, впрочем, душевное состояние страны, в которой он жил было куда хуже. Она вместе с известной частью человечества собиралась в совершенно безумный поход. Мир оказывался в чрезвычайных, дотоле не случавшихся в его карьере обстоятельствах, и чтобы спроецировать их на язык поэзии, нужны были чрезвычайные языковые средства, "выход из плоскости", как говорят в ЧГК. Может быть, как раз душевное состояние Мандельштама и позволило ему эти средства изыскать. Глядя на то, что у него получилось, остается только порадоваться, как здорово, что есть письменность - поскольку озвучить это очень затруднительно. Если стараться соблюдать ритм стихотворения, нужно иметь очень разработанные легкие. Спасибо большое за внимание.

Теории псто

Всё изложенное ниже следует читать с прибавлением "по моему мнению"/"на мой взгляд."

как нам обустроить своякCollapse )
Мама рОдная! подумать только, "Секретным материалам" исполняется 20 лет!.. стоп.. погодите... а сколько же тогда мне?

GAQEDhtxJ34
они по-прежнему великолепны. 

читательское

Признаться, всегда думал, что из писателей до ужаса меня доведет Солженицын. Александр Исаевич своими хорошими произведениями (плохие, как и у любой творческой личности, не в счет) произвел на меня огромное впечатление.
"Матрёнин двор", "Случай на станции Кочетовка" и "В круге первом" вызвали во мне такое чувство жалости и тоски, что сердцу некуда было сжиматься.
"Раковый корпус" настраивает всем своим ладом на деловитую тревожность.
"Архипелаг" (полностью согласен с abu_dli, что это главное произведение русской литературы уж, по крайне мере, XX века) потряс своей горечью и поистине библейским масштабом описанной в нем катастрофы (и мнози, и мнози, имена их Ты, Господи, веси), но всё-таки не ужасом.
А вот, кто довел меня до ужаса, так это Довлатов с его "Зоной". Наверно, я отнесся слишком легкомысленно к этой книге, до прочтения она мне представлялась чем-то вроде сухопутного аналога "Расстрелять" Покровского. Но здесь воображение, поставившее по читательской привычке меня на место главного героя, смутило мой разум (как говорили в старину). Но креплюсь, стараюсь быть мужиком, надо ж дочитать до конца. 

Не могу не похвалиться

Июньский номер вышел - так что, могу, наконец, опубликовать псковское интервью с Максимом Оскаровичем Поташевым. Будь на моем месте маэстро abu_dli, оно получилось бы, конечно, куда более захватывающим. Но, кажется, оно и так вышло очень даже ничего. На этом умолкаю. Итак, дамы и господа, Максим Оскарович готов рассказывать вам всё что вы не знали о консалтинге, ребрендинге и маркетинге, а котэ побоялся спросить.

Интервью, тадааам!Collapse )

о Бродском

Эх, пропустил День Рождения Бродского. Стыдоба, даже не подготовился... вроде, для приличия надо бы какое-нибудь любимое стихотворение запостить или фото с Иосифом Александровичем, а ещё лучше фото с котэ Иосифа Александровича. Но как только соберешься что-то сказать, сразу ловишь себя на мысли: ты будешь говорить на том же языке, что и он, на том же языке, что и человек, вычленивший "цвет окаменевшей водки". И становится боязно от такой ответственности. Это был человек, потрясающе продуктивно освоивший залежные богатства русского языка, причем, именно интенсивно, а не экстенсивно, как другой наш национальный гений Александр Солженицын. Тут, блин, когда читаешь "Осенний крик ястреба", чувствуешь, что оказался в речевой стратосфере, ты буквально видишь такое, чему, кажется, и слов-то не подобрать. Когда читаешь вот это "и не в мозжечке, но в мешочках легких он понимает: не спастись. И тогда он кричит" ты внезапно открываешь, что тебе самому нечем дышать. Или вот бывает заест бессонница, садишься на постель и вдруг неожиданно для себя начинаешь читать "Большую Элегию" - такую колыбельную для взрослого. Ну, в общем, вы, друзья мои, поняли мои чувства. Вот.

Венеаминь

Реакция редактора на критические замечания тестеров - "и немедленно выпилил". 

Tags: